О проекте

Музыкальный театр Екатерининского времени. Опера «Скупой»

Музыкальный театр Екатерининского времени – одна из самых интересных и увлекательных страниц истории русского искусства. Хронологически период царствования Екатерины II совпадает с эпохой
Просвещения. Деятельность императрицы всецело была направлена на создание процветающего государства с развитой светской культурой. Со временем театр, призванный украшать досуг императорского
двора, поражать роскошью и великолепием постановок, стал неотъемлемой частью придворного быта.
Театральным делом государыня управляла сама – от постройки новых зданий до утверждения штата исполнителей. В годы её правления увеличилось число сценических площадок. С последней трети
XVIII века спектакли ставились в императорском театре и театре «малого двора» великого князя Павла Петровича, в частном публичном театре К. Книппера, в театрах Академии художеств, Шляхетного корпуса, Института благородных девиц Санкт-Петербурга. В Москве действовал публичный театр Меддокса (Петровский театр), театры Московского университета и Воспитательного дома. В столицах также существовали любительские театры и около тридцати крепостных театров.
Императрица немало способствовала развитию профессионального образования: в Петербурге и Москве действовала императорская Театральная школа, в которой воспитанники, в зависимости от способностей, обучались актёрскому мастерству, танцу, пению и игре на музыкальных инструментах. Большое значение Екатерина придавала ангажированию иностранных мастеров.
«Поверенные люди» императрицы обязывались заключать контракты с лучшими европейскими авторами и исполнителями. Так, в различные годы правления Екатерины II, в столичных императорских и частных театрах работали: композиторы – Ф. Антонолини, Дж. Астаритта, А. Буллант, Э. Ванжура, А. Галетти, Б. Галуппи, И. Геслер, К. Каноббио, И. Керцелли, В. Манфредини, В. Мартин-и-Солер, Дж. Паизиелло, Г. Ф. Раупах, А. Сапиенца, Дж. Сарти, А. Б. Сартори, М. Стабингер, Ф. Тиц, Ф. Торелли, Т. Траэтта, Д. Чимароза; балетмейстеры – Г. Анджолини, Дж. Канциани, Ф. Морелли, Ш. Ле Пик, П. Пинуччи; художник П. ди Гонзага; выступали и работали итальянская, французская, английская и немецкая труппы.
В екатерининские времена отечественный театр познакомился с жанрами итальянской оперы буффа и французской комической оперы. К последней четверти XVIII века относится рождение русской комической оперы и балета, развивавшихся параллельно с жанрами национального драматического театра. К концу века светское театральное искусство, привнесённое на русскую почву с Запада при Петре I, обрело свой расцвет.
Оперный театр при дворе Екатерины приобретает доминирующее значение.
Музыку опер сочиняют как приезжие музыканты, заключившие контракт с театральной Дирекцией, так и отечественные композиторы, обучавшиеся у иностранцев.
Наряду с произведениями зарубежных авторов достойное место в репертуаре придворных театров заняли оперы «Мельник, колдун, обманщик и сват» М. Соколовского, «Ямщики на подставе» и «Американцы» Е. Фомина, «Сокол» и «Сын-соперник» Д. Бортнянского, «Несчастье от кареты», «Скупой», «Санктпетербургский гостиный двор» В. Пашкевича, и другие сочинения.
Екатерина II не только поощряла развитие русского национального театра, но и внесла собственную лепту в это искусство.
Императрица занималась литературной деятельностью, результатом которой, помимо писем, мемуаров и статей, стали драматические произведения и оперные либретто.
Родным языком государыни был немецкий, она не слишком хорошо владела русской грамматикой, говорила с акцентом.
Всё, что выходило из-под пера Екатерины, правили секретари – И. П. Елагин, Г. В. Козицкий и А. В. Храповицкий. Стихотворные фрагменты она поручала помощникам, которые нередко использовали сочинения других авторов.
В период с 1786 по 1790 год Екатерина написала несколько либретто комических опер со сказочным сюжетом. Все эти оперы сразу же ставились на сцене Эрмитажного театра в Петербурге. Представления давались для узкого круга приближенных. Императрица не жалела средств на костюмы и декорации. Оперы писались на злобу дня, имели назидательный характер и скрытый политический смысл. Кроме того, во всех этих сочинениях непременно использовались фольклорные источники – ради укрепления национального статуса. Наиболее продуктивным для музыкально-театральной деятельности императрицы оказался 1786 год, подаривший русскому театру оперы «Февей» (музыка В. А. Пашкевича), «Новгородский богатырь Боеславич» (музыка Е. И. Фомина), «Храбрый и смелый витязь Ахридеич» (музыка Э. Ванжуры), а также историческое представление «Начальное управление Олега» (музыка Дж. Сарти, В. А. Пашкевича и К. Каноббио). В 1789 году поставлена опера «Горе-богатырь Косометович» (музыка В. Мартин-и-Солера), а в 1791-м — «Федул с детьми» (музыка В. Мартин-и-Солера и В. А. Пашкевича).
Опера «Скупой» В. А. Пашкевича занимает почётное место в ряду наиболее ранних и самых репертуарных отечественных опер. Её премьера состоялась не позднее 1781 года в Вольном российском театре антрепренёра К. Книппера.
Либретто оперы принадлежит выдающе- муся поэту и драматургу Якову Борисовичу Княжнину (1740/1742 – 1791). Судьба Княжнина сложилась непросто. Сын псковского вице-губернатора, он получил блестящее образование, владел несколькими языками. Служил переводчиком в канцелярии Иностранной коллегии, затем перешёл на военную службу. В 1773 году был обвинён в растрате казённых денег. После суда его уволили со службы и лишили дворянского звания. Прощённый Екатериной II, с 1781 года он работал секретарём у И. И. Бецкого, главного попечителя просветительских и воспитательных учреждений. В этот период сочинения Княжнина обретают популярность и в 1783 году его избирают членом Российской Академии. Примечательно, что супругой драматурга стала Е. А. Сумарокова, дочь знаменитого литератора.
Театральное наследие Княжнина, наряду с творчеством Н. П. Николева, А. О. Аблесимова, М. М. Хераскова, Д. И. Фонвизина,И. А. Крылова и других авторов, составило основу репертуара русского театра на рубеже XVIII – XIX столетий. В своих сочинениях он опирался на известные сюжеты западно-европейских классиков – Вольтера, П. Метастазио, Ж.-Б. Мольера, К. Гольдони. За подражание переводной литературе А. С. Пушкин называет Княжнина в романе «Евгений Онегин» «переимчивым». Произведения в жанре трагедии (в том числе «Дидона», «Титово милосердие», «Росслав»), комедии («Хвастун», «Чудаки») и комической оперы («Несчастье от кареты», «Скупой» — музыка В. Пашкевича, «Сбитеньщик» – музыка А. Булланта) завоевали заслуженный успех у публики. Одним из самых удачных сочинений Княжнина признана мелодрама «Орфей и Эвридика», поставленная в 1781 году с музыкой Ф. Торелли и в 1792 году с музыкой Е. Фомина. Вольнодумство и антимонархические мотивы в трагедии «Вадим Новгородский», созданной в период Французской революции (1789) послужили поводом для допросов драматурга в Тайной канцелярии С. И. Шешковского, после которых он скоропостижно скончался. Известно высказывание А. С. Пушкина в «Заметках по русской истории XVIII века», отражающее взгляд современников: «Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешел из рук Шешковского в темницу, где и находился до самой ее смерти. Радищев был сослан в Сибирь; Княжнин умер под розгами – и Фонвизин, которого она боялась, не избегнул бы той же участи, если б не чрезвычайная его известность».
Василий Алексеевич Пашкевич
(1742/1749? – 1797) вошёл в историю русской музыки как основатель жанра национальной комической оперы. О его жизни известно немного, портретные изображения не найдены. Предположительно Пашкевич в детстве был певчим Придворной певческой капеллы, где обучался игре на скрипке и, возможно, основам композиции.
В 1773-1774 годы он служит учителем пения в Академии художеств, не позднее 1776 года становится скрипачом придворного бального оркестра, затем «капельмейстером бальной музыки». С конца 1770-х годов Пашкевич сотрудничает с Вольным российским театром К. Книппера, где постановки осуществлял знаменитый русский актёр и режиссёр И. А. Дмитревский. В театре ставились четыре оперы композитора: «Несчастье от кареты» и «Скупой» (1779, 1781?, либретто Я. Б. Княжнина), «Тунисский паша» и «Санктпетербургский гостиный двор» (обе 1782, либретто М. А. Матинского).
Пашкевич занимал особое положение при дворе Екатерины – преподавал музыку, участвовал в проведении закрытых балов в царственном доме. В 1789 году, единственный из российских музыкантов и композиторов, он получил чин коллежского асессора. С середины 1780-х годов императрица привлекает Пашкевича к созданию собственных театральных сочинений – опер «Февей» и «Федул с детьми» и исторического представления «Начальное управление Олега», для которого он пишет свадебные хоры на материале русских песен.
В последние годы жизни Пашкевич числился учителем пения в Придворной певческой капелле. После смерти Екатерины II в 1796 году был уволен без назначения пенсии и вскоре его не стало.
Сюжет оперы «Скупой» восходит к одноименной комедии Ж.-Б. Мольера (1668) и соответствует классицистскому принципу триединства места, времени и действия. Фабула Мольера, имеющая древнейшую литературную историю, перенесена Княжниным в его время (1778 год) и обстоятельства российского мещанского быта. В опере действуют две пары влюблённых (традиционны «говорящие» имена): Любима и Миловид (господа), Марфа и Пролаз (слуги). Главный герой – ростовщик Скрягин, опекун Любимы. Он препятствует счастью молодых, и тогда Марфа переодевается графиней, «влюбляет» в себя Скрягина и просит денег в долг, чтобы Любима могла выйти замуж с приданым. На чашу весов перед ростовщиком поставлены любовь к графине и страсть к деньгам. Под натиском хитрых слуг он решается выдать мнимой графине нужную сумму и остаётся ни с чем.
Музыкальная композиция «Скупого» не укладывается в рамки типичных разновидностей комической оперы. Состав персонажей (господа, их слуги и опекун), образы героев, ряд сценических ситуаций (в том числе с переодеванием Марфы) характерны для итальянской оперы буффа. В то же время либретто содержит разговорные диалоги, свойственные французской комической опере, тогда как в опере буффа были употребительны вокальные речитативы.
Произведение состоит из арий и ансамблей, хоры отсутствуют. Экспозиция одноактной оперы представлена трио Марфы, Пролаза и Скрягина и ариями всех действующих лиц. Завязка и развитие интриги происходит в ансамблях – квинтете и двух дуэтах Скрягина с Марфой и Пролазом. Кульминацией становится аккомпанированный речитатив Скрягина, в котором он должен сделать выбор между личным счастьем и кошельком. После арии Пролаза действие движется к развязке – в трио Скрягин дик-тует заветную расписку, в арии проклинает обманщиков. Завершает оперу квартет господ и слуг, торжествующих победу над жадным ростовщиком.
Характеристики героев Пашкевич мастерски раскрывает в ариях и ансамблях, где остроумно и виртуозно использует полифонические средства и тембровые контрасты. Так в квинтете репликам Скрягина отвечает четырёхголосный канон любовников, которых он застал врасплох. В дуэте Марфы и Скрягина ростовщик объясняется в любви мнимой графине, но она будто не слышит и просит денег в долг — герои поют в контрапункте, вокальные голоса дублируются альтами и фаготами. «Трио расписки» основано на контрапункте разнородных речитативов, скрепляемых монотонными оркестровыми фигурациями, при этом каждый персонаж снова поёт о своём: Скрягин диктует текст, Марфа, не обученная грамоте, изображает головную боль, Пролаз пытается запутать ростовщика.
Речитатив Скрягина – единственный вокальный речитатив в опере – пример уникальной драматургической находки Пашкевича. Образ главного героя достигает в нём вершины развития через гиперболизацию эмоций и музыкальную иронию: композитор использует драматические средства оперы-сериа, вызывающие курьёзный эффект в рамках комедии.
Современник В. А. Моцарта, В. А. Пашкевич в опере «Скупой» сумел не только освоить композиционные приёмы разновидностей европейской оперы, но и создать образец жанра, не имеющий аналогов в мировой музыкальной литературе.

Команда о проекте

Елена Езерская
Автор проекта

Идея Международной творческой лаборатории «Русская классика – музыка мира» служит осуществлению двух идей: дать вторую жизнь отечественной раритетной и отчасти несправедливо подзабытой оперной классике, «освежив» её звучание – и музыкальное, и литературное. Ввести её в контекст нашего времени, не вырывая из вечности сюжета и круга неподвластных сиюмитнутности нравственных во-
просов. Сохранить лучшее, что в ней есть, и приумножить голосами, чувствами и дыханием дня сегодняшнего. А главное – сделать её посредником в общении с нынешним поколением молодых и творческих, российских и зарубежных, для кого дорогá русская культура, и кому интересно открывать нестареющие страницы её истории, её духа и буквы. Открывать и вписывать на них свои имена.

Андрей Цветков-Толбин
Режиссёр спектакля

Опера «Скупой» Василия Пашкевича и Якова Княжнина – истинный продукт своего времени, века Просвещения и царствования Екатерины Великой.
Сюжет «Скупого» вечен, так как в нём заключена сама природа человека – любовь сердец и любовь к деньгам и власти, преданность и предательство, честолюбие и искренность… Опера для меня – это заветный клад, сродни тем ценностям, которые запирает в сейф и прячет по разным тайникам наш герой Скрягин. Только прячет он материальные ценности, раскрывая нам ценности духовные и нравственные.
Мы назвали жанр нашего спектакля мюзиклом XVIII века.
Да-да, именно мюзиклом. Потому что мюзикл немыслим без балета: присутствие хореографии роднит с ним оперу екатерининской эпохи, потому что профессиональной режиссуры, какой мы её знаем сейчас, тогда не было, и её заменяло простое мизансценирование и пластика танцующих персонажей и вставных хореографических номеров. А ещё мюзикл немыслим без любовной интриги и комедийных реприз, чем богата наша опера-оригинал, являющаяся прямым наследником оперы buffa. И поэтому для нас так принципиально важен глубокий и одновременно комедийный сюжет «Скупого», который предвосхищает моцартовскую «Женитьбу Фигаро». Да и номерная система музыки в опере с диалогами – тоже изобретение, вполне подходящее мюзиклу.
И напоследок: мюзикл – жанр современный. И поэтому наша постановка тоже будет звучать современно.
Раритетное либретто для нашего проекта адаптировала замечательный музыкальный журналист и театральный критик Елена Езерская, не исказив, но приблизив речевые характеристики персонажей к нашему времени, сделав их более легко ложащимися на слух современного зрителя. А несколько постановочных режиссёрских купюр сделали исходный материал оперы более компактным и прозрачным, что тоже – в русле сценических «требований времени».
Наш проект ориентирован на молодых. На ту жизнь, что их окружает. На современные типажи. Например, Скрягин – чем не «олигарх», непроницаемый для чистых и искренних чувств? Или Пролаз – современный Фигаро, вездесущий и ловкий в делах, «эффективный менеджер». А пара влюблённых – сегодня их много таких, строящих свою жизнь самостоятельно и решительно. Лишь бы не мешали.
И мастерица интриг – Графиня, настоящая Дива…
Мы назвали наш мюзикл «Любовь побеждает».
И мы верим в это.

Владимир Белунцов
Автор аранжировки

Музыка Пашкевича подкупает изяществом, лёгкостью без легковесности, мягкой иронией в характеристике персонажей. В своей аранжировке я, с одной стороны, старался сохранить дух XVIII века, в частности через классический парный состав оркестра, с другой – в рамках этой стилистической парадигмы придать музыке более современное звучание, например, путём добавления тембровых контрастов, свойственных более поздним временам. Присутствует также тембр клавесина, имеющий двоякую задачу: с одной стороны, он намекает на времена, когда клавесин использовался в качестве «подложки» континуо, с другой – имеет солирующие проведения, свойственные более поздним подходам к применению клавесинного тембра, как, например, в «Менуэте» Поля Мориá. Такой вот диалог времён в рамках жанровой идеи «мюзикл XVIII века».

Михаил Архипов
Дирижёр-постановщик

Моя музыкальная жизнь и судьба тесно связана с операми эпохи барокко: я закончил аспирантуру с работой на тему о работе дирижёра в комической барочной опере, первым оперным спектаклем, которым я дирижировал был спектакль «Служанка-Госпожа», и я до сих пор обожаю таких мэтров, как Н. Арнонкур, Дж. Э. Гардинер, У. Кристи и другие.
Этот проект для меня очень важен, по трём причинам:
во-первых, он даёт шанс слушателям познакомиться с истоками русской классической оперы, ощутить связь времен и осознать, что по сути, мы и сейчас, в XXI веке, сталкиваемся с аналогичными типажами и ситуациями;
во-вторых, я считаю абсолютно правильным и допустимым актуализацию музыки Пашкевича с помощью современной аранжировки, время «русского музыкального барокко» оставляло момент аранжировки на откуп исполнителей, и я думаю, что мы ничем не погрешим перед Василием Алексеевичем;
в-третьих, это возможность привезти такое раритетное исполнение в сердце Молдавии, дать возможность молдавским вокалистам и музыкантам прикоснуться к русской культуре, поддержать наших соотечественников в эпоху тотальной пропаганды против России и русского искусства.
Я уверен, что получится яркий и интересный продукт, и в течение ещё многих лет слушатели Кишинёва и других городов будут с теплом вспоминать наше выступление.

Эскизы костюмов