Татьяна Ермолицкая — Бросай все и возвращайся домой!

Еще один юбиляр нынешнего, 59-го, театрального сезона — солист-вокалист  Михаил Дербенцев.  Поклонники Северского музыкального театра хорошо знают этого  артиста, занятого во многих спектаклях нынешнего репертуара.  Приятного тембра голос, яркая внешность и необычайная артистичность не остаются незамеченными зрителями, и потому они с нетерпением ждут  каждый вновь созданный Михаилом Анатольевичем образ.

Уроженец Волгограда (Сталинграда), он давно уже своим родным городом считает Северск. Впрочем, все по-порядку…

-Михаил Анатольевич, наверное, с детства мечтали артистом стать?

М. Дербенцев - солист СМТ-Нет, я, как большинство мальчишек, родившихся сразу же после войны, мечтал о чем-то более геройском, например, хотел выучится на пилота и покорять небо.  Но судьба по-иному распорядилась. В школе я очень активно занимался художественной самодеятельностью, участвовал в различных смотрах,  конкурсах. Но, чтобы стать артистом, даже не помышлял.  Однажды моя старшая сестра Юля, которая была студенткой пединститута,  узнала, что в нашем  Волгоградском  училище культуры и искусств объявили прослушивание и предложила мне пойти «попробоваться». Ну, я и пошел. «Попробовался» и, к огромному  удивлению,  мой голос понравился и мне предложили поступать на отделение, которое готовило артистов музкомедии. Учиться понравилось, но через два года многих ребят (и меня в том числе) призвали в армию. Служил в Сухуми, выступал в армейской художественной самодеятельности. После армии восстановился в училище, отучился оставшиеся два года и меня сразу же пригласили в Волгоградский театр музыкальной комедии. На актерскую судьбу жаловаться не приходилось. Дебютировал в роли Стефана в «Марице», потом сыграл Бони в «Сильве», Альфреда в «Летучей мыши»,  Антошку в «Алых парусах»…

-А как в Сибири-то оказались?

-Будучи с Волгоградской музкомедией на гастролях в Харькове, случайно познакомился с оказавшимся в том же городе режиссером из закрытого Томска-7 Яковом Лившицем. Он и пригласил нас с еще одним артистом — Володей Кареловым —  в «почтовский» театр.

1-Неужели, так сразу взяли и согласились?  Признайтесь, чем вас заманили?

-Во-первых, романтикой!  В 25 лет поехать за тридевять земель, да еще в Сибирь — это настоящий, как говорят теперь, экстрим! А, во-вторых, пообещали сразу же дать квартиру (и слово свое сдержали) и хорошую зарплату. А когда мы увидели полные  всевозможных дефицитных товаров прилавки местных «почтовских» магазинов, то решили, что здесь, в отдельном городе, уже  построили коммунизм. В Волгограде-то и с продуктами, и с тряпками было трудно. На колбасу даже карточки выдавали.

-Ну, а сам театр произвел впечатление?

-Конечно!  Мы приехали в 1972 году, и здесь было очень интересно. На сцене шла практически вся мировая  и советская  музыкальная театральная классика. Я  был занят чуть ли не во всех спектаклях. Но, поддавшись уговорам и мимолетным впечатлениям, на два года ( с 1974 по 1976)  уехал в Свердловск, играл там. В один прекрасный день получил письмо  от художественного руководителя и главного дирижера  Томской оперетты , заслуженного деятеля искусств РСФСР Владимира Васильевича Маймескула, в котором были такие строчки: «Миша, бросай там все и возвращайся домой».  И мне вдруг так захотелось в Северск, в «свой» театр.  Встретили «блудного сына» очень хорошо, и  я понял, что действительно вернулся домой. Наверное, сколько бы театров в своей жизни ни менял актер, всегда найдется тот единственный, который он считает своим домом. Для меня это Северский музыкальный театр, с которым связана практически вся жизнь.2

-Но из которого вы уходили еще раз, при чем на очень продолжительное время?

-Да, это случилось в 1987 году, в перестройку. Время было очень трудное, как многие его справедливо называют, «лихое». Многие люди тогда были вынуждены уйти от любимого дела, бросить любимую профессию, потому что прежде всего надо было думать о хлебе насущном. Зарабатывали всем, чем можно. Поначалу я очень тосковал по театру, он снился мне по ночам. Потом боль поутихла.  Мне казалось, что больше никогда не вернусь на сцену и даже потихоньку смирился с этим. Но в 2012 году совершенно неожиданно меня пригласила Светлана  Евгеньевна Бунакова — новый директор — и предложила вернуться в театр. В такое счастье невозможно было поверить!

Говорят, что дважды в одну реку не войти.. Вы вернулись в тот же театр?

-Правильно говорят. Конечно, и театр стал другим, и я — тоже. Уходил довольно молодым человеком  с определенным актерским багажом, а вернулся господином в возрасте, который должен в какой-то мере переосмыслить свое существование на сцене, перейти в другие амплуа.   Существенно изменился и репертуар театра. Теперь в его афише не только классические оперетты, но и спектакли других жанров, вплоть до поэтических. Но мне очень интересно во все это погружаться. Я вновь почувствовал почву под ногами, вновь обрел свой дом. И теперь молю Бога, чтобы он как можно дольше продлил мне это счастье — выходить на сцену!

Татьяна ЕРМОЛИЦКАЯ

филолог, журналист, редактор Северского музыкального театра,

постоянный автор журналов «Страстной бульвар, 10», «Музыкальный журнал», «Театральный дневник»