С 14 по 17 марта фестиваль «Я-мал, привет!» в шестнадцатый раз на Полярном круге собрал театры для детей и юношества.

От Нового Уренгоя до Полярного круга — 130 километров. Если ехать все время на север, то примерно через час на автомобильной трассе Ямбург – Новый Уренгой встретится стела «Полярный круг» с точными географическими координатами: 66°33’40» северной широты.

С путешествия к месту, где пролегает символическая граница Северного полярного круга, с приобщения к мифологии пространства для большинства участников XVI сказочного фестиваля «Я-мал, привет!» началось погружение в мир детской мечты и фантазий.

Ярким цветным контрастом этой северной сказке стали фестивальные спектакли. Неслучайно в приветственной телеграмме председателя Союза театральных деятелей РФ Александра Калягина прозвучало важное пожелание, чтобы он был «ярким и незабываемым». В краю, где основной пейзаж – это белое, ровное заснеженное поле, быть ярким жизненно необходимо. Семь театров из Торино (Италия), Москвы, Зеленограда, Кемерово, Прокопьевска и, конечно, Нового Уренгоя с 14 по 17 марта представили свои спектакли на сцене ДК «Газодобытчик».
— Снег у нас тает только 10 июня, но мы считаем, что с началом работы фестиваля к нам, на Ямал, приходит весна, — сказал, открывая фестиваль, Дмитрий Ушаков, художественный руководитель «Газодобытчика». Под сводами этого грандиозного и доброжелательного дому культуры и прошли все фестивальные мероприятия.

Весна в образе сказки. Весна в образе театра. Весна в образе детского зрителя. Так можно уточнить метафору о смене времен года.

Определяя фестиваль как «сказочный», его организаторы, Надежда Шагрова и Олег Лабозин, думали, прежде всего, о зрителе. Конечно, ориентировались на семью, что в условиях Крайнего Севера необычайно важно. Но даже и они не предполагали, что через 16 лет фестиваль станет мощным катализатором роста «профессионального» юного зрителя.

Более 400 детей из 14 театральных студий стали не просто зрителями, но приняли участие в показе представлений, которые стали прологом к фестивалю. А в фестивальном сюжете появился новый поворот: театральное движение в Новом Уренгое набирает силу, и пора уже при профессиональном сказочном организовывать «детский сказочный» фестиваль. О чем и было заявлено организаторами на заключительной пресс-конференции.

Изменилось и лицо фестиваля – его афиша. Шестнадцатилетний «Я-мал» повзрослел: нынче был показан спектакль с возрастной маркировкой «16+» – «Какой уж тут Миколка!..». Ведагонь-театр из Зеленограда привез оригинальную сценическую версию романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». «Миколка», конечно, выбивался их «сказочного» контекста, но о самом спектакле можно сказать, что в нем все сказочно гармонично: режиссура, сценография и актерская игра.

Режиссер Дмитрий Лямочкин на материале монологов героев Достоевского выстроил свой сюжет об искушении и искуплении вины, об искусителях и жертвах, о грехе и святости. Его спектакль организован по принципу оратории. Шесть персонажей – шесть голосов-тем. И хотя каждый голос звучит отдельно, но в то же время вступает в спор с другими или вбирает в себя и голоса других, даже внесценического персонажа Миколки, который взял на себя вину за несовершенное преступление, ибо «нужно пострадать». В этом «пострадать» — весь Достоевский. И режиссер так организует действие, что тема страдания/искупления звучит либо в унисон с темой искушения, либо трансформируясь, перетекает одна в другую. Так, тему искушения и побуждения к жертвенности ведут два голоса – Свидригайлов (Алексей Ермаков) и Мармеладов (Павел Курочкин). А тема искупления доверена двум интеллектуальным противникам — Порфирию Петровичу (Антон Васильев) и Родиону Романовичу (Ярослав Шевалдов), а также жертве – Дуни Раскольниковой (Марина Бутова). Партия Мармеладова, потрясающе исполненная Павлом Курочкиным, ставит многоточие в споре об ответственности человека перед Всевышним, о принятии вины, о любви к ближнему. Ибо точки в таком споре быть не может – у каждого голоса своя истина.
За 16 лет изменились и границы самой сказки, которую на фестивале рассказывают детям актеры театра кукол. Они раздвинулись, вобрав в себя элементы других жаров и видов искусства, в них ощутим современные ритмы и мотивы.

«Сказка о Саване и ее трех сыновьях», поставленная Валерием Баджи по пьесе Анастасии Букреевой и показанная новоуренгойским театром «Северная сцена», своими корнями уходит в ненецкую сказку «Кукушка» и даже глубже – в миф народов крайнего Севера о странствии души по «нижнему» миру, где нашел свое отражение и древний обряд инициации. Спектакль и начинается с обрядовой песни и танца шамана. Интересно, что художник-постановщик Ирина Хмарук использовал бубны, как маски духов. Музыка, сочиненная Эдуардом Тушиным, стилизованная под этническую музыку народов Севера, задает ритм спектаклю. История трех нерадивых, ленивых сыновей Саваны, которые отправляются на поиски своей матери, превратившейся от тяжелой жизни в птицу, их испытания на этом пути, вопреки ожиданиям заканчивается печально. Миф, как и обряд инициации, иначе закончится не может. Но, судя по реакции зала, этот несказочный финал воздействует на юного зрителя сильнее, чем счастливый.

Режиссер Валерий Баджи, поставивший спектакль «Как Лиса Медведя обманывала, да потом сама попалась» в Детском камерном театре кукол (Москва), подарил Лисе музыкальность в дополнение к ее природным качествам и тем самым изменил не только характер отношений между героями известной народной сказки, но и увидел в сюжете возможности для музыкальной интерпретации. Лиса оказалась балериной на пенсии. Поэтому наряду с балаганными насмешками и подковырками, какими снабдил персонажей драматург Михаил Супонин, звучит музыка Чайковского из «Лебединого озера», Лиса легко переходит на «французский» акцент, поет песни из популярных мюзиклов. Художник-постановщик Светлана Рыбина поселила героев народной сказки не в лесном доме, как в пьесе, а в городской коммунальной квартире, отчего проделки Лисы стали походить на мелкие пакости коварной соседки.
Современным театральным языком рассказаны сказочные истории, сочиненные театрами из Кемерова (для детей и молодежи) и Прокопьевска (драматический имени Ленинского комсомола). В этих спектаклях граница между сценой и залом оказалась весьма условной. В «СонЛандии» (Кемерово, режиссер Виталий Дьяченко) дети с первой минуты пребывали на сцене и помогали артистам сочинять сюжет сказки и представлять ее в стиле теневого театра. А в спектакле «Краски взбунтовались» (Прокопьевск, режиссер Александра Ловянникова) юные зрители выступили в роли критиков-искусствоведов.

Сказку о капризной Принцессе и Короле лягушек в духе Г.Х. Андерсена сочинила знаменитая голландская писательница Анни Шмидт, а режиссер Петр Васильев переложил ее на язык театра. Представляют ее три бродячих клоуна из маленького цирка. В их руках оживают не только куклы, вынутые из чемоданов, но и различные предметы. И уж если это цирк, то здесь есть место и фокусам, и жонглированию, и акробатическим номерам.

Праздничный дух площадного театра внес в жизнь Нового Уренгоя бродячий актер-музыкант Лоренцо Галли из Торино. Заряд восторга и бодрости от поездки к Полярному кругу он вложил в свое представление. Сюжет его спектакля «Пум-ча, человек-оркестр» – сама музыка, которая призвана дарить радость и делать людей счастливыми. Держа перед собой банджо, а за спиной ударную установку, Лоренцо Галли успевал играть на многих инструментах, петь хиты 80-х, песни из репертуара «Битлз» и «Аббы», дирижировать залом, вовлекать в представление зрителей, а под песню итальянских партизан «О, белла, чао» даже устроил дискотеку!

Особым подарком для детей Нового Уренгоя стала сказка «По щучьему велению», прочитанная народным артистом России Валерием Гаркалиным. Специальный проект «Звезда читает сказку» существует столько же, сколько сам фестиваль. Все годы наряду с театральными показами работала и лаборатория сказочного кино. На этот раз дети снимали короткометражный фильм «Портреты фестиваля» под руководством режиссера и сценариста Юлии Горбачевской (Москва). Но получилось три фильма, которые и были показаны в последний день фестиваля. А вот конкурс театральных рецензий был проведен впервые. В нем приняли участие дети и родители. Оценивала эти работы театровед и критик Ирина Алпатова (Москва).
Сказки должны завершаться счастливо: принцессы должны выйти замуж за принцев, Медведь – простить Лису, краски — обрести хорошего художника, а сказочный фестиваль – своих лауреатов. По традиции на фестивале работали сразу три (абсолютно сказочное число!) жюри – детское, бабушек и критиков. Лучшим спектаклем по мнению детей стала «Сказка о капризной принцессе и короле лягушек». Бабушки отдали свои симпатии «Сказке о Саване и трех ее сыновьях». Театральные критики лучшим назвали спектакль «Какой уж тут Миколка!..» Ведагонь-театра.

Татьяна Веснина.