Салима Тхашокова — Освоение нового жанра, или по законам драматического театра

Ростовский музыкальный театр в очередной раз дерзнул поставить необычный спектакль. После успешной премьеры малоизвестной «Жанны Д’Арк» Верди театр в рамках фестиваля «День музыки» смело взялся за «Бориса Годунова»… Сергея Прокофьева.

Появление этого названия в афишах театра вызывало удивление с оттенком некоторого недоверия. Однако Ростовский музыкальный не раз доказывал свою правоту в выборе произведения и выпускал качественный продукт. Но не рискует ли он на сей раз? И вообще – стоит ли музыкальному театру браться за произведение, не предназначенное для оперных подмостков? Вопросы так и будоражили, а приближающаяся премьера интриговала. Ведь «Борис»-то – Прокофьева! А сама музыка создавалась к театральному спектаклю по драме Пушкина, который собирался ставить Всеволод Мейерхольд. При жизни авторов постановка так и не была осуществлена, а само произведение едва ли не кануло в Лету. История его сценической жизни небогата. Самым значимым событием стала премьера в Капелле Санкт-Петербурга в 2010 году. За ростовскую постановку взялся главный дирижер театра, он же музыкальный руководитель спектакля Андрей Аниханов, за плечами которого (как режиссера) уже «Евгений Онегин», «Орестея» и свежеиспеченная «Летучая мышь».

%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d1%83%d0%bd%d0%be%d0%b2_56Принципиальное отличие этой постановки заключается в том, что все действие направлено на показ трагедии центрального героя – Бориса. По сути, единственный его оппонент – Пимен. Андрей Аниханов, который является также и автором сценария, использовал те сцены драмы Пушкина, которые отвечали основной идее и ставили важные драматургические акценты. Тексты других персонажей опущены или предельно сжаты, сведены к минимуму, порой к нескольким ключевым словам. Второстепенные персонажи (или превратившиеся в таковых, к примеру, Григорий и Марина) решены в духе пластических этюдов, в то время как их реплики звучат в записи, будто доносящиеся с небес. Отсюда – сжатая и лаконичная форма подачи материала и стремительное развитие действия. Сдержанные, мобильные декорации и художественное оформление (Ирина Агуф) точно отражают суть всего спектакля. На сцене – портреты Пушкина и Прокофьева, башня, которая трансформируется в лестницу, на задник проецируются иконы и старинные гравюры.

Роли главных героев – Бориса и Пимена – режиссер поручает одному актеру, что приближает действо к моноспектакляю. В то же время, на сцене порой весьма многолюдно.

%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d1%83%d0%bd%d0%be%d0%b2_36При таком решении, несомненно, необходимы силы настоящих драматических актеров. На ростовскую премьеру был приглашен именитый Аристарх Ливанов. Несколько смутило его отношение к этой «нестоличной» постановке. Народный артист России позволил себе выйти на сцену с текстом в руках и читать его во время спектакля. Оправдывая Ливанова, вспомним, что на афише театра «Борис Годунов» значился как сцены смутных времен для ЧТЕЦА, хора и оркестра. Еще как-то можно себе представить Пимена с пергаментом (назовем так папку артиста), но когда Борис считывает собственные слова мук и страданий по бумажке, сложно в это поверить. Тем не менее, нельзя сказать, что мы так и не увидели маститого актера. Монологи Бориса были хорошо сыграны и заставили сопереживать герою. С остальными ролями прекрасно справились оперные певцы. Особо следует выделить сыгравшего роль Патриарха Бориса Гусева, отличающегося глубоким, густым тембром голоса и величественной статью. На роль Марины Мнишек прекрасно подошла Екатерина Краснова. Не перестает удивлять своими возможностями Геннадий Верхогляд, чей опыт игры в оперетте дал ему большую школу. Его роль Юродивого, пожалуй, единственная в спектакле, которая требует и актерской игры, и пения. Отдельные речевые реплики (голоса толпы) поручались хористам, но коллектив в целом все же лучше справился со своим музыкальным материалом.

Прокофьев поражает своей гениальностью и в таком жанре, где музыке, казалось бы, отводится сугубо подчиненная роль. Здесь музыка – полноправная участница и передает то, что не может выразить слово. Практически все монологи Бориса сопровождают «песни одиночества» a cappella, выражая его внутреннее состояние.

%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d1%83%d0%bd%d0%be%d0%b2_62Андрей Аниханов использовал практически весь материал прокофьевской партитуры. Более того, создатель спектакля повысил значимость музыкального материала, дополнив его увертюра из музыки к фильму «Иван Грозный», фрагментом второй части Третьей симфонии Прокофьева. Лейтмотивом прошла гениальная кантилена, которую мы знаем как тему арии Кутузова и заключительного хора из оперы «Война и мир», но которая была сочинена для названной кинокартины. Ею и завершилось представление, где она приобрела значение катарсиса.

Музыкальным стержнем спектакля является оркестр, он задает тон спектаклю, не смолкая практически на протяжении всего действия. Его богатый музыкальный материал был прочувствован коллективом под управлением Михаила Пабузина. Дирижер умело «подавал» артистов на сцене, уверенно справившись с коварным эпизодом битвы, где совмещаются как бы три оркестра – европейский, азиатский и немецкий, каждый из которых играет свою партию. Спектакль предоставил возможность и солистам показать свои вокальные возможности. В ролях Варлаама и Мисаила выступили Сергей Бондаренко и Валерий Храпонов, исполнив две песни в духе русских народных – «Ты сгори, моя скучная келья» и «Ты проходишь мимо кельи». Тонко и с трепетом исполнила песню Ксении «Аль уста твои» Ольга Пятницких.

«Борис Годунов» Пушкина – Прокофьева явился первым опытом освоения Ростовским музыкальным театром «сопредельной территории», территории театра драматического. И опытом вполне удавшимся. Несомненно, спектакль стал главным событием фестиваля, посвященного 125-летнему юбилею композитора. Задуманная как «одноразовая», постановка достойна того, чтобы ее сценическая жизнь продолжилась.