«И всё, что сделано тобой…»

2_IMG_6894

 

«И всё, что сделано тобой…» Так назывался вечер, состоявшийся в Большом театре и приуроченный к 75-летию выдающей балерины, народной артистки СССР Екатерины Максимовой. Специально к юбилею Екатерины Сергеевны в фойе исторической сцены организовали выставку. Основную её часть составили работы из серии «Большие образы» художника Валерия Косорукова. Среди них – портреты Екатерины Максимовой и Владимира Васильева во время работы над известными партиями, изображения педагогов Максимовой – Елизаветы Гердт и Галины Улановой. Рядом с полотнами – костюмы, в которых Максимова и Васильев танцевали на сцене Большого театра.

Почтить память народной артистки пришли мэтры отечественной культуры: президент ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова, писательница Зоя Богуславская, актёр Владимир Зельдин, режиссёр Роман Виктюк, а также представители балетной труппы Большого театра во главе с педагогами-репетиторами Мариной Кондратьевой и Борисом Акимовым.

Но главным событием торжеств всё-таки стал сам вечер.

Посвящение Екатерине Максимовой: все жанры кроме скучного.

 

5_IMG_6756

В начале февраля балетный мир Москвы былвзбудоражен. Семьдесят пять лет назад родилась Екатерина Максимова, и 4 февраля Большой театр давал вечер в память выдающейся балерины. Организатором выступил Фонд имени Галины Улановой, который возглавляет Владимир Васильев. Безусловно, Владимир Викторович в представлении не нуждается, как не требует разъяснений, почему именно Васильев стал инициатором и режиссёром вечера. Непревзойдённый дуэт на сцене и супружество некогда родили в поэтической душе Васильева такие строки:

«Цепочка дней,

часов,

ночей.

Цепочка лет,

десятилетий

Связала нас одной судьбой.

И всё, что сделано тобой

И мной на этом свете, —

Нерасторжимо.

Всё прочней и тверже,

И надежней взаимосвязь.

И звенья эти –

не распрямить.

не расковать,

не разомкнуть,

не разорвать, —

А только дальше продолжать

И быть за всё в ответе».

 

1_IMG_6789Задумывая Вечер «И всё, что сделано тобой», Васильев хотел  подчеркнуть мысль о том, что и «после» жизнь Кати – как её называли всегда коллеги и поклонники –  продолжается. Её творческие вибрации так или иначе оказывают влияние на  деятелей балетного театра. Поэтому в программу  Вечера не включили её знаменитые роли в исполнении нынешних звёзд и даже не показали танца Максимовой, запечатлённого кинопленкой. Были лишь зафиксированные фотографиями мгновения сценической жизни Максимовой, её удивительные  грустные глаза и  посвящённые ей произведения. Из пятнадцати – двенадцать премьер.

Эпиграфом к Вечеру стали фрагменты Мессы си-минор И.- С. Баха. В постановке Владимира Васильева соединились свободная пластика израильского артиста Идо Тадмора и неоклассика танцовщиков Большого театра.

Порадовал глаз и «Вальс-фантазия» Глинки, в которой балетмейстер вывел на сцену учениц Максимовой. Под лирические аккорды оркестра, возглавляемого Павлом Сорокиным,  подобно снежинкам, в белоснежных пачках-шопенках  кружились легкокрылые Марианна Рыжкина,  Наталья Балахничева, Татьяна Предеина и Кристина Кретова. Их «акварельность» оттеняла мужественность и динамика премьера Большого театра Владислава Лантратова. Ещё более экспрессивным стал дуэт «Навсегда» на музыку М. Наймана, поставленный и исполненный Марианной Рыжкиной, достойным партнёром которой стал Денис Савин.

3_IMG_6902

Многофигурные композиции чередовались с произведениями камерными. Так, Елена Богданович предстала на Вечере автором трёх сочинений. «Чип и Чап» (на музsre Ч. Чаплина) – несколько эстрадная жанровая сценка в прекрасном исполнении Яна Годовского и Александра Могилёва. Изысканная «Тайна сакуры»  (музыка – Т. Такемицу)  в исполнении Саяки Такуды и Александра Королёва напомнила о том, что  Екатерина Сергеевна стала крёстной матерью сына друзей семьи – Юкари Сайто и Николая Фёдорова. Ещё больший успех выпал на долю «In the air», где под музыку Andante до- мажорного концерта Моцарта балерины  волшебным образом парили в воздухе, вознесённые руками невидимых партнёров.

3_IMG_6762

Балансируя между классической лексикой и иной стилистикой, режиссёр Владимир Васильев включил в программу юных учениц балетной школы, одетых в костюмы знаменитых героинь Максимовой и  вулканического  исполнителя фламенко испанца Эдуардо Герреро с его «Сегирилья де Долорес» («Боль утраты»), взорвавшего зал бурной овацией.

Художественным приношением Воронежского театра оперы и балета стала композиция «Земля обетованная», поставленная Раду Поклитару на музыку второй части фа-минорного концерта Шопена. Это произведение прошло по разряду «современная хореография», на которую Владимир Васильев также сделал акцент, проводя мысль об открытости Максимовой творческой новизне. Сюда же можно отнести выступление бразильцев Таис Морато, Леонардо Лино и Леонардо Силвейра  («Два плюс один», музыка Р. Обри, хореография Лукаса Акселя), украинцев Анастасии  Харченко и Алексея Бусько с его «Petite flour» (музыка Г. Манчини и С. Беше), а также  творчество интересного белорусского  хореографа Дмитрия Залесского, подготовившего  к  Вечеру  две «фрески» – « «Я вас искал»  и «ПрЫма балерЫна»на сборную музыку.

Стремление к новизне обернулось на Вечере своей неожиданной стороной: большая часть публики, ожидавшей в стенах Большого театра традиционного юбилейного концерта или, по крайней мере, академического искусства, не по-академически громогласно выразила свой протест исполнителям номера «Пустая комната»  (на музыку Моцарта, Пуччини, «Barbatuques» и «Safi Duo»), поставленной Идо Тадмором и исполненной им вместе с Мирой Рубинстейн, где герои разыграли клоунаду семейных отношений: покусывали и обнюхивали друг друга, гладили в сокровенных местах, ложились на и под стол, постоянно при этом кухонно переругивались…

6_IMG_7009

Неловкость ситуации сгладило появление Владимира Васильева в одиноком луче света под посвящённое Максимовой стихотворение Валентина Гафта «Фуэте» в исполнении автора. Последовавший за тем пронзительный номер-эпитафия заставил зрителей почувствовать и разделить горе автора Вечера от невосполнимой утраты жены и уникальной партнёрши…

И всё же финал Вечера был оптимистичны. Торжественности придали общие поклоны участников под музыку третьей части Шестой симфонии П. И. Чайковского, ностальгической просветлённости – увертюра к «Анюте». Со сцены в зал и на возлагаемые к её портрету букеты, вновь «смотрела» Екатерина Максимова. А переполненный зал почтил память великой балерины стоя.

 

Александр Максов