«Воспоминания о лете»

Захотелось вспомнить о самом ярком кино впечатлении от фильмов, посмотренных этим летом.

Стал рыться в памяти – и результат удивил самого себя. Из  череды  множества разочарований ( было несколько очень ожидаемых мною фильмов, которые, увы, не оправдали надежд) упрямо всплывал фильм, на который я вообще изначально не хотел идти; и был просмотрен мною с чувством искреннего удивления – «а ведь совсем неплохо!», но без настоящего восторга. Однако потом картинки и сцены из фильма стали всплывать в памяти, бередить сознание вновь и вновь. А не это ли есть признак настоящего искусства – когда ты  не можешь его  быстро забыть?

Я говорю о фильме База Лурмана «Великий Гэтсби».

И что любопытно – выйдя из кино я с жаром убеждал своего друга, не смотревшего хрестоматийную версию 1974 года с Робертом Редфордом  в главной роли, что фильм, в общем-то,  хороший, но куда ему до того, классического; и вообще после роскошного, ну просто идеального в этой роли Редфорда  кто бы то ни было, а в данном случае Ди Каприо, неминуемо оказывается  в заведомом  проигрыше.

Вообще память – странная штука. Она представляется нам в случаях ярких воспоминаний  четкой  и ясной опорой сознания; но по сути своей  это вещь субъективная и весьма шаткая… Дело в том, что через день я собрался вспомнить свои былые восторги и  пересмотрел фильм 1974 года.  Каково же было мое безграничное удивление, когда   старая  версия показалась какой-то тусклой, монотонной!  И даже роскошный Редфорд  навсегда потерял в  моем сознании  образ идеального воплощения  Великого Гэтсби, а его место занял нелюбимый мною актер Леонардо Ди Каприо…

Нет – я конечно видел, что Ди Каприо вырос из тщедушного маловыразительного тинэйджерского Ромео (реж. – тот же Баз Лурман ) в  достойного голливудского профи, особенно в фильмах Скорсезе «Авиатор» и «Остров проклятых»; и особенно в главной роли   любимого мною «Начала» Нолана он тоже не подкачал.  Но  именно после этого фильма для меня Лео перешел в разряд  по-настоящему серьезных актеров. Ему удалось создать удивительно точный образ «странного гангстера»: Гэтсби в его исполнении органично сочетает уверенность короля жизни с трогательной, очень человечной ранимостью в своей любовной одержимости. Обе, на первый взгляд, плохо сочетаемые грани личности персонажа Ди Каприо играет настолько убедительно, что его персонажу начинаешь верить.  А ведь это – самая большая проблема романа. Образ Гэтсби получился у Фитцжеральда невероятно притягательным, но абсолютно нереальным, «книжным». Ну кто и когда слышал о сказочно быстро обогатившемся криминальном авторитете, настолько влюбленном, чтобы годами бояться даже подойти к объекту своей страсти? Характер, по законам реальности  абсолютно невозможный, стал одним из любимейших и хрестоматийных в американской литературе. И – главный парадокс фильма – при всей кинематографической стилистике База Лурмана, направленной на преувеличение, гиперболизацию, нереальность яркости картинки и цвета – Гэтсби у Ди Каприо живой и запоминающийся. И два кульминационных кадра – выражение лица Гэтсби, когда он протягивает руку, приглашая (нас всех) на его вечеринку; и в бассейне, когда  его убивают – совершенно безупречны. А ведь  безупречный кадр – большая редкость, это в общем-то и есть классика кино. Действительно, Гэтсби, на балконе своего неправдоподобно огромного  имения, разворачивающийся к зрителю, и с ослепительной улыбкой приглашающий присоединиться к его веселью – кадр незабываемый. Классический. «Пробирающий» до дрожи. Просто не представляю, как можно это снять лучше.

Отдельного внимания заслуживает работа оператора. Фильм получился настоящей визуальной оргией, которую не смогла испортить даже типичная для Лурмана непоследовательная эклектичность в подборе музыки. Кадры комнаты, заставленной миллионом цветов ( привет Алле Пугачевой-)); развевающихся занавесей, когда мы впервые видим Дэйзи; общие планы вечеринок – превосходны. Причем вроде бы везде есть явный переизбыток – и цветов, и занавесей, и яркости красок танцующих; кажется – всюду должен был получиться китч. Но – получается очень артистичное, притягательное  зрелище; пиршество киноизображения. Даже не припомню, когда подобное буйство красок на экране вызывало бы такие хорошие, живые эмоции.

Единственный серьезный недостаток фильма — выбор актрисы на роль Дэйзи. Кэри Маллиган явно не дотягивает до уровня актерского ансамбля. По сути дела, непонятно, что же в ней нашел Великий Гэтсби—))) Но этот недочет не может испортить впечатление от фильма, который я безусловно буду пересматривать. И не раз.

Вот такое получилось у меня «воспоминание о кинематографическом лете».

P.S. А ведь роман тоже можно назвать воспоминанием о жарком, опаляющем солнцем лете жизни, после которого наступила беспросветная дождливая осень для рассказчика истории Ника…